Черепанова Мария Васильевна

Эшелон уходил в ночь. Станционные огни, преломляясь в стёклах, бледными бликами черкали по вагонным полкам, высвечивая не упокоившиеся от волнения лица пассажиров.

Мария Васильевна, подложив под голову вещмешок со сменным бельём и сухим пайком, тоже не могла сомкнуть глаз, переживая события последнего времени. Всего несколько дней назад она готовилась в дорогу не с вещмешком, а с чемоданом, который был заранее протёрт и начищен, оставалось уложить в него платья. Подремонтированные и наглаженные они весели на высокой спинке стула – Мария Васильевна впервые собралась на курорт и от того немало переживала. Но сослуживцы и даже муж уговаривали: «Тебе это необходимо» – год назад они с мужем похоронили дочку, а боль утраты никак не отпускала её сердце.

Только вот вместо курортной путёвки в кармане лежала повестка. Её принесли ночью, переполошив всех домочадцев: у работников военкомата время на мобилизацию с часа объявления войны 22 июня 1941 года было крайне ограничено. Ей предписывалось явиться на сборный пункт к 8 часам 28 июня. В тот же день, ближе к ночи, мобилизованные были в Красноярске, где их разместили в одной из городских школ. А на утро началась строевая подготовка, длившаяся две недели. И вот состав, увозивший их на запад, туда, где вовсю шли ожесточенные бои.

Под перестук колёс Мария Васильевна перебирала всю свою жизнь с детства и до этого дня, за которым была полная неизвестность. Мама умерла совсем рано, и Мария Васильевна её не помнила. Отец через год после смерти жены переехал с детьми из Стрелки в Абалаково. Женился.

Мария Васильевна окончила ликбез, пошла на работу на Маклаковский лесозавод, а потом в открывшиеся в Абалаково ясли заведующей. В 1937 году после окончания очередных курсов Марию Васильевну пригласила к себе заведующая поликлиникой, предложила работу, и Мария Васильевна успешно с любой работой справлялась. Видимо, вот эти четыре года работы в поликлинике и поставили Черепанову в разряд медицинских работников, что одними из первых подлежали мобилизации.

Местом дислокации передвижного хирургического госпиталя № 102, в составе которого довелось служить Марии Васильевне, стало Калининское направление.

Первая фронтовая ночь была ужасная: бой, казалось, шёл на расстоянии вытянутой руки. Страх сковывал движения, и ноги в сапогах, казалось, подбитыми свинцом, с трудом несли её по лесной опушке. И Марии Васильевне довелось испытать глубочайшее потрясение от множества израненных и искалеченных бойцов. Собрав собственные переживания в тугой узел, спрятав глубоко душевную боль, она выполняла очередной круг своих обязанностей. Со временем Мария Васильевна привыкла к тому, что видела, но не стала равнодушной и не очерствела.

Госпиталь, а вместе с ним и Черепанову мотало по жутким военным дорогам Калининской области и Подмосковья, Смоленщины, Польши и Германии. Редкие весточки с трудом, но находили фронтовую медсестру Черепанову.

Победу коллектив госпиталя встречал в Берлине. Здесь состоялась памятная встреча с главнокомандующим Георгием Жуковым – он оказался отзывчивым и простым в общении человеком. Растрогало до слёз обращение к медперсоналу: «Потерпите, доченьки, работы ещё хватит с лихвой!».

Раненых в госпиталь действительно привозили, однако это, в сравнении с началом войны, был мизер. Начиналась демобилизация. В ожидании дня отправки Мария с подругами, выбрав время, сделали вылазку к рейхстагу, над которым реяло красное полотнище, оставили на его стене свои росписи. В июне 1945 года Мария Васильевна вернулась домой.

Мария Васильевна награждена медалями: «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За Победу над Германией»; знаки: «Отличника санитарной службы», «Ветеран 3 Ударной армии» и орден «Отечественной войны второй степени».

Енисейский меридиан № 3, 26 января 2001 г. Автор статьи: Нина Бахаева